Эксклюзив
Подберезкин Алексей Иванович
23 октября 2008
16310

Алексей Подберезкин: `Ускоренное развитие и темпы роста ВВП: вопросы методологии`

Говоря об ускоренном развитии России, тем более в условиях кризиса, необходимо ясно понимать, что мы имеем в виду под термином `развитие`. Обычно экономисты относят к главным критериям темпы роста ВВП, рост промышленности, биржевые индексы, устойчивость валютной и банковской системы. Именно эти критерии в основном и находятся в эпицентре внимания в период кризиса.

 

Между тем все говорит в пользу того, что мировая финансовая и экономическая система начала изменяться, что ее будущее - еще не вполне определенное, - очевидно иное. Прежде всего, из-за новой роли государства, которая, как показал кризис 2008 года - стала принципиально иной. Желают того либералы, либо нет, но государство стремительно превращается из партнера бизнеса в центр управления экономикой и финансами. Действия властей США, Франции, Великобритании, России, да и других стран в период кризиса 2008 года наглядно это подтверждают.

Новая роль государства в экономике и финансах - лишь отдельное, частное проявление более общей закономерности эволюции всей системы управления обществом и экономикой, где общественные интересы начинают резко контрастировать с интересами бизнеса. Это уже новый этап развития человечества - от капитализма к общественному самоуправлению, - когда интересы финансовых биржевых спекулянтов становятся в прямое противоречие с интересами общества.

У современной экономики, как известно, есть две группы ресурсов, от использования которых зависят как темпы развития общества, государства, экономики, так и качество этого роста, которое, коротко говоря, и называется развитием. То есть, изначально я настаиваю на том, что развитие (в т.ч. экономическое) не является синонимом роста.

Первая группа ресурсов - промышленный, финансовый, любой иной потенциал, - который в недавнем времени составлял основную мощь государства и нации. Но это было до недавнего времени. Сегодня его экстенсивный рост ведет к серьезным общественным издержкам. Загрязняется экология, создаются (и лопаются) финансовые пузыри, искусственно раздувается капитализация и т.д. Другими словами экстенсивный рост приобретает все более антиобщественный характер, превращаясь нередко в политическую или экономическую спекуляцию.

Вторая группа ресурсов - потенциал человеческой личности (интеллектуальный, образовательный, духовный, творческий), которая стала определяющей в последние два десятилетия, как для развития экономики, так и государства. При этом именно человеческий капитал, его развитие не может быть ни спекулятивным, ни антиобщественным по сути.

Возникает парадоксальная ситуация. Результаты экономического и социального развития измеряются критериями, которые не просто устарели, но и наносят ущерб обществу, прямо ведут его к кризису. Кризис 2008 года - прямое следствие такого подхода: количественный, материальный рост в 2000-2008 годы определял макроэкономические показатели, устоявшимися в качестве основных критериев роста: темпы роста ВВП, объем промпроизводства, торговый баланс, финансовые ресурсы и т.д.

Развитие и рост ВВП: схожесть и различие

Проблема в том, что ситуация в последние годы изменилась и критерии развития личности и общества гораздо полнее, точнее и объективнее сегодня определяют темпы развития экономики и государства. Более того эти же критерии более четко определяют состояние экономики и общества, наличие кризисных и антикризисных явлений.

Таким образом, ключевая проблема, которая должна быть решена российской элитой при выборе стратегии (точнее - идеологии) опережающего развития, - это критерии и темпы развития ключевых отраслей и областей страны, экономики и общества, а не темпы роста ВВП, прежде всего отражающихся на развитии человека.

 

Господствующий критерий - темпы роста порядка 7% ВВП мало что значит. Но даже он мало утешает. Учитывая, что темпы роста ВВП должны быть не просто выше среднемировых, а выше, чем у Китая и Индии, необходимо сформулировать вполне частную и непринципиальную задачу увеличения темпов роста ВВП до 12-15% понимая, что ее решение будет иметь незначительное отношение к решению ключевой задачи - опережающим темпам социально-экономического развития, которые могут быть обеспечены только за счет развития человеческого потенциала.

Несколько слов о пресловутых темпах роста ВВП, которые, как я уже показал, мало что значат на современном этапе развития общества. Пока что все оценки вращаются вокруг 6-7%, что очевидно недостаточно. Как видно из сравнений последних лет, Россия, обгоняя Европу и Бразилию, по темпам роста ВВП, значительно отстает от Китая и Индии1. Учитывая же огромный масштаб и качество американской экономики, отрыв России от США отнюдь не равен разнице их ВВП, а составляет два порядка (известно, что американский экспорт наукоемкой продукции составляет 30% мирового, а российской - 0,3%). Это и есть реальный, а не придуманный современный критерий развития, который нельзя заменить никакими критериями роста.

Нынешнее правительство, рассматривая даже различные сценарии развития (с пониманием преимуществ инновационного сценария), по-прежнему оперирует устаревшими количественными показателями. Тем самым развитие заменяется ростом. Типичный пример - прогноз МЭРа, подготовленный в августе 2008 года, где в частности, говорится:

Макроэкономические особенности основных сценариев развития (на самом деле роста!) в целом за прогнозный период представлены в следующей таблице:

  Инерционный Энерго-сырьевой Инновационный
ВВП 2020 год к 2007 году 1,8 раза 2,0 раза 2,3 раза
Инвестиции 2020 год к 2007 году 2,4 раза 3,6 раза 4,0 раза
Доля инвестиций в экономику знаний и высоких технологий в 2020 году 13,8% 14,8% 16,5%
Производительность труда 2020 год к 2007 году 1,9 раза 2,2 раза 2,5 раза
Доля нефтегазового сектора в ВВП в 2020 году 13,2% 12,7% 11,1%
Доля сектора экономики знаний и высоких технологий в ВВП в 2020 году 13,3% 16,9% 17,2%
Реальные располагаемые денежные доходы населения 2020 год к 2007 году 1,9 раза 2,3 раза 2,6 раза
Бедность к 2020 году 7,9% 6,7% 6,2%
Средний класс к 2020 году 28% 47% более половины населения

 

Как видно Правительство уже стало учитывать критерии развития. Но до сих пор в его планах эти критерии не стали главными. Судите сами: рост сектора экономики знаний увеличен с 13,3% до 17,2% за 12 лет! За эти же годы практически на том же уровне остается число бедных в стране. Таким образом так называемый инновационный сценарий практически не отличается от инерционного. Что означает, что у Правительства вообще нет сценария опережающего развития, который отразился бы именно на критерии развития, а не критерии роста. Вот критерии роста ВВП четко ограничены во всех сценариях и их приоритетность - как по порядку расположения, так и объему - не вызывает сомнения.

Теперь о более глобальном. А именно, о месте России, ее экономике в глобальной экономической системе. Кризис 2008 года показал, что наша страна чрезвычайно уязвима от внешних факторов. Поэтому наша политики и экономисты должны тщательно анализировать место России в мире, изменение в соотношении мировых сил. Нынешний анализ Правительства об этом просто забывает.

По сути, здесь нет главного - сопоставления с уровнем других стран мира, прежде всего, США, Евросоюза и Китая. Например, ВВП России в 2020 году будет равен 10% американского и 9% китайского, как в 2008 году, или 5% и 3% соответственно?

При этом следует повторить, что темпы развития и темпы роста экономики - отнюдь не одно и то же. Развитие характеризуется, прежде всего, качественными показателями, а рост - количественными. Так, 10% прироста ВВП за счет развития, это прирост наукоемкой продукции и услуг. Те же 10% прироста ВВП за счет экстенсивного развития (например, увеличения экспорта сырья) - означают, что экономика отнюдь не развивается, а деградирует, становится более энергоемкой и ресурсоемкой.

Это позволяет некоторым экспертам использовать даже термин `Недогоняющее развитие`, который предполагает, что рост душевого ВВП не сопровождается институционным развитием. Более того, по оценкам некоторых экспертов, значительный рост ВВП за 2000-2007 годы сопровождался отставанием в институциональном развитии2.

В Правительстве в целом есть понимание всей сложности этой ситуации. Так, в новом варианте (август 2008 г.) концепции социально-экономического развития инновационный сценарий предполагает до 2020 года увеличение производительности труда в ведущих секторах в 3-5 раз и снижение энергоемкости в среднем в 1,6-1,8 раз. Доля высокотехнологической продукции в ВВП должна составить 17-20% (в 2007 г. - 10-11%). Затраты на НИОКР к 2020 году планируется увеличить до 2,5-3% ВВП (в 2007 г. - 1,1% ВВП). Доля предприятий, осуществляющих инновации, должна вырасти до 40-60% (в 2007 г. - 8,5%), а инновационной продукции в объеме выпуска - до 25-35% (в 2007 г. - 5,5%)3.

В прогнозе к этой Концепции (но где-то глубоко в тексте) приводятся наконец и качественные характеристики ожидаемого развития: `Существенно сократится разрыв между Россией и ведущими странами мира по уровню благосостояния. Объем ВВП на душу населения к 2015 году составит не менее 23 тыс. долларов США (в ценах 2005 года), к 2020 году - более 30 тыс. долларов США, что приблизительно соответствует современному уровню развития стран Еврозоны. Разрыв в уровне ВВП на душу населения по сравнению с США сократится с трех до менее двух раз (отношение данного показателя возрастает с 32% до 57% от уровня США). В 2030 году уровень ВВП на душу населения достигнет 50 тыс. долларов США, что превысит средний уровень стран Еврозоны.

Россия займет достойное место в мировой экономике, будет обеспечена ее интеграция в мировое хозяйство на основе использования научно-исследовательского, образовательного и производственно-технологического потенциалов, а не только энерго-сырьевого экспорта. Доля России в мировой экономике увеличится с 3,2% в 2007 году до 3,8% в 2015 году и 4,3% в 2020 году. По размеру экономики Россия переместится с восьмого места в 2007 году на пятое место в 2020 году`4.

Вопрос заключается в том, что достаточны ли эти усилия, чтобы Россию к 2020 году можно было бы считать страной лидером, а не `догоняющей страной`? Так, признается, что к 2020 году Россия `перестанет быть сырьевой державой, а ее экономику будут двигать знания. Через 6-10 лет их вклад в ВВП превысит долю нефти и газа`5.

В этой связи хотел бы напомнить, что еще в 1985 году в развитых странах стоимость информационных ресурсов превысила стоимость ресурсов топливно-энергетического комплекса. Это означает, что к 2020 году по этому интегральному показателю только выйдет на уровень развитых стран 1985 года. Это, наверное, лучшее свидетельство реального положения России относительно ведущих стран мира.

Другая сторона проблемы заключается в росте социального оптимизма наших сограждан, с одной стороны, и медленным развитием общественных институтов, - с другой. На фоне преодоления глубокого психологического общенационального стресса, растущих ожиданий и улучшения общего климата в стране особенно заметен спад социальной активности, без которой в XXI веке все сложнее экономическое развитие.

На графике отчетливо видно, что в 2007 году лучше или также себя чувствовали (38% + 45%) 83% наших сограждан, в то время как в 1996 году - только 43% (13% + 30%)6.

Если говорить в целом, то каким для Вас лично был уходящий 2007 год - лучше, хуже или таким же, как прошедший 2006 год?

Таким образом, к 2008 году можно констатировать, что заметный экономический рост и социальный оптимизм сопровождался очевидным запаздыванием в институционально-социальной области, которая стала превращаться в серьезный фактор ограничения развития экономики и общества.

Так, из приведенной ниже таблицы видно, что по важнейшим макроэкономическим показателям за 2005-2009 годы (за исключением инфляции) Россия находится в группе стран-лидеров. Вместе с КНР.

Однако на деле Россия все больше отставала. В том числе и от Китая за эти годы структура внешней торговли России с Китаем, например, изменилась радикально. Только за 2007 год импорт из КНР вырос на 80%, а положительное сальдо китайского торгового баланса впервые достигло 9 млрд. долл. При этом если доля экспорта российской машиностроительной продукции еще недавно превышала 25%, а сырья - 5%, то в 2008 году только 1,5% экспорта стало принадлежать машиностроению, а 2/3 - сырью7.

Эти изменения сопровождаются и геополитическими изменениями. Прежде всего, в соотношении сил в мире.

В 2009 г. США впервые более чем за 100 лет утратят роль крупнейшей в мире промышленной державы. К таким выводам пришла американская консалтинговая компания Global Insight. В исследовании она оценила промышленный потенциал стран не по объемам продаж промышленных компаний, а по созданной ими добавочной стоимости: из выручки вычитаются расходы предприятий.

Место США займет Китай. Его компании произведут 17% мировой промышленной продукции, а американские - только 16%. По оценкам Global Insight, к этому моменту добавочная стоимость мировой промышленности будет `весить` $11,783 трлн.

В этом году доля США в мировом производстве составит 16,9%, а Китая - 15%. Еще в прошлом году экономисты Global Insight прогнозировали, что Китай вырвется в промышленные лидеры только в 2013 г., но расчеты были скорректированы из-за кризиса в американской экономике. По данным опроса экономистов, проведенного Bloomberg, во втором полугодии 2008 г. ВВП США вырастет в годовом выражении лишь на 0,7%, безработица к декабрю 2008 г. достигнет 6%8.

Таким образом, соотношение сил в мире стремительно меняется. Быстрее, чем самые смелые предположения. Каким оно будет через 10-12 лет можно уже сейчас догадываться, опираясь на прогнозы. Но каким мы хотим его видеть, какое место должна занимать Россия зависит уже не от экономической экстраполяции, а от воли и таланта граждан России и ее правящей элиты.

Это, конечно же, понимают сегодня в Правительстве. Полагаю, что 2007 год стал рубежным в осознании необходимости именно качественного развития. К 2008 году дело дошло до принятия конкретных решений и постановки конкретных задач. Так, на одном из заседаний Правительства в январе 2008 года было сформулирована цель достигнуть к 2015 году 3% мировой доли наукоемкой продукции (т.е. примерно доли ВВП России в мире в 2015 году), что означает приблизительно десятикратный рост9. Напомню, что сегодня доля России составляет 0,3-0,5% от мировой.

 

Как признается в новом (август 2008 г.) варианте концепции социально-экономического развития, `это предъявляет высокие требования к темпам и качеству роста российской экономики, необходимым для увеличения ее экономического веса в мире, обеспечения регионального лидерства и сокращения отставания от развитых стран;

- превращение Китая и Индии в основные локомотивы мирового экономического роста, появление новых мировых центров экономического развития в Азии и Латинской Америке;

- преодоление энергетических барьеров роста за счет повышения энергоэффективности и расширения использования альтернативных видов энергии при сохранении тенденции к удорожанию энергоносителей;

- усиление ограничений роста, связанных с экологическими факторами, дефицитом пресной воды и изменением климата, что создает дополнительные возможности для России с ее огромными запасами пресной воды и экологически благополучных территорий;

- сохранение, и, вероятно, усиление дисбалансов в области мировой торговли, движении капиталов, что будет способствовать изменению курсов мировых валют и перестройке институтов мировой экономики (мирового экономического порядка);

    • старение населения в развитых странах на фоне быстрого роста населения в развивающихся странах будет интенсифицировать мировые миграционные процессы и увеличивать нагрузку на социальные системы развитых стран.
    •  

Предстоящий период характеризуется структурной перестройкой мирового хозяйства, связанной с изменением баланса между ее экономическими центрами, возрастанием роли региональных экономических союзов. Дальнейшее развитие мировой экономики будет определяться балансом между сложившейся тенденцией поступательной глобализации мировой экономики и тенденциями регионализации, как реакцией на рост напряженности между мировыми центрами силы `10.

Таким образом, десятикратный рост эффективности (т.е. на 10 000%!) равнозначен удвоению ВВП (100%). Напрашивается вывод о том, что каждый процент прироста ВВП должен сопровождаться десятикратным ростом эффективности ее экономики и институтов. Понятна разная масштабность этих задач. Так, если прирост ВВП в 2008 году составит 8%, т.е. на 1% больше, чем в 2007 году, то для сохранения пропорций эффективность развития должна составить более 80% только за один год. А эта эффективность может измеряться энергосберегающими технологиями, например, и наукоемкими вообще.

Оценка темпов роста ВВП

Показатели Страны 2005 2006 2007 2008 2009
ВВП Россия 6,4 6,7 7,3 6,5 6,0
  Китай 10,4 11,1 11,4 10,7 10,1
  Индия 9,2 9,4 8,8 8,6 8,4
  Бразилия 3,2 3,7 4,8 4,5 4,5
  США     2,2 2,0 2,2
  Япония     1.9 1,6 1,8
  Страны Европы     2,7 2,3 2,4
Инфляция Россия 10,9 9,0 11,0 9,5 8,5
  Китай 4,1 3,1 4,4 4,5 4,6
  Индия 4,4 5,3 5,4 4,9 4,5
  Бразилия 5,7 3,1 3,9 4,0 4,0
  США     2,6 2,1 2,0
  Япония     -0,5 -0,3 0,3
  Страны Европы     2,2 2,2 2.3
Профицит / дефицит бюджета (% ВВП) Россия 8,1 8,5 5,5 3,8 1,5
  Китай 0,2 1,0 2,0 1,8 1,7
  Индия -6,7 -6,4 -5,6 -5,2 -5,2
  Бразилия -3,0 -3,0 -1,9 -1,4 -1,0
  США     -3,0 -3,4 -3,4
  Япония     -3,4 -3,9 -3,6
  Страны Европы     -0,6 -0,6 -0,4
Сальдо платежного баланса (% ВВП) Россия 10,9 9,8 6,0 4,7 2,0
  Китай 7,2 9,4 11,2 11,3 11,8
  Индия -1,1 -1,1 -2,0 -2,1 -2,0
  Бразилия 1,6 1,3 0,6 -0,1 -0,4
  США     -5,6 -5,4 -5,3
  Япония     4,7 4,8 5,2
  Страны Европы     0,2 -0,1- -0,2
Источник: ОЭСР

 

Таким образом, к 2008 году российская элита не только осознала необходимость качественного роста и развития, но и вышла на постановку конкретных задач и принятие конкретных решений, создание механизмов их реализации. Но масштаб этих задач, очевидно, остается недооцененным. На мой взгляд, сохраняются прежние, инерционные макроэкономические мотивы, которые сдерживают темпы развития, ведь обоснования именно предлагаемых задач до сих пор нет.

Но не только экономические критерии определяют разницу между ростом и развитием. В XXI веке экономическое развитие должно в обязательном порядке сопровождаться развитием общества, его институтов, повышением эффективности госуправления (которое в идеале должно наконец-то выйти на местный уровень) и, главное, развитием духовно-нравственным и культурным.

 

Отставание в этих областях, безусловно, сдерживает не только экономическое развитие, но и простой экономический рост. Взаимосвязь между этими сферами стала очевидной и для российской политической элиты еще в 2007 году, но примечательно, что именно эта взаимосвязь была политически озвучена кандидатом в президенты Д. Медведевым в начале февраля 2008 года11. Очевиден начавшийся перелом в сознании большинства представителей российской элиты, хотя можно согласиться с Е.Федоровым, который считает, что не трудно прогнозировать, когда завершиться (этот) перелом сознания большинства`12

Таким образом, ускоренное (опережающее) развитие это именно развитие, а не рост, которое охватывает не только экономическую область, но и сферы общественной, культурной и духовной жизни общества, а также совершенствование государственных институтов, эффективности управления.

Если в 2007 году российская элита сосредоточила свое внимание именно на ускоренном экономическом росте (что уже выгодно отличает ее от отношения элиты 90-х годов и начала десятилетия), то элементы экономического и особенно общественного долгосрочного социально-экономического развития до 2020 года, разработанные МЭРом к июлю 2008 года, отражают именно такой, экстенсивный подход. С одной стороны, хорошо уже, что она имеет долгосрочный характер (рассчитана на 13 лет) и вполне амбициозна. Но, с другой стороны, это именно концепция роста, где элементы развития представлены весьма скромно: рост инновационного сектора ВВП с 10,5% в 2006 году до 18,1% в 2020 году, а доля высокотехнологической продукции - 10%. При этом доля России в мировом ВВП вырастет с 2,6% до 3% в 2015 и 3,4% - в 2020 году (Китая - 23,5%, США - 15,5%, Индии - 9,4%). Из этих сопоставлений видно, что экстенсивно, количественно мы будем продолжать отставать от наиболее динамично развивающихся стран, медленно `вползая` в группу развитых государств.

В XXI веке большинство проблем, в т.ч. социально-экономических уже не могут быть решены только экономическими мерами. Для того чтобы это произошло, нужна идеологическая система, лежащая в основе стратегии развития, где собственно экономические меры могут стать лишь частью мер по реализации стратегии. Причем система эта должна основываться на нравственных началах, базовых национальных ценностях. На том, чего не было в 90-ые годы. Как совершенно справедливо признает С.А.Дзюба, говоря об ельцинском периоде, `в этой идеологии совершенно отсутствовали нравственные ориентиры`13. И действительно, вся идеология того периода сводилась к простому принципу: все, что связано с рынком и частной собственностью, хорошо, а что нет, - плохо.

 

Алексей Подберезкин - академик РАЕН, доктор исторических наук, профессор.

23 октября 2008 года.

www.viperson.ru

Документы

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован